Быстрорастущие высокотехнологичные компании Европы, Ближнего Востока, Африки (ЕБВА): закономерности и факторы роста

Аннотация: Целью данного исследования является выявление  закономерностей и  основных факторов роста успешных быстрорастущих высокотехнологичных компаний. В рамках исследования проанализированы показатели роста высокотехнологичных компаний с учетом их региональной и  отраслевой принадлежности,  дана оценка положения ведущих компаний в своих сегментах и влияния экономической среды на количество высокотехнологичных компаний и динамику их роста.  Объектом исследования стали быстрорастущие высокотехнологичные компании стран Европы, Ближнего востока и Африки (ЕБВА). 

УДК 338 / DOI 10.24411/2413-046Х-2018-15113

Дзюбенко И.Б., научный сотрудник  Института Экономики и Организации Промышленного Производства СО РАН, Россия,  г. Новосибирск      

В результате сделаны выводы о том, рост высокотехнологичных компаний имеет рециклическую положительную динамику и не зависит напрямую от уровня экономического развития  страны. Взрывной рост высокотехнологичных компаний обусловлен созданием и использованием экспоненциальных технологий и принципиально новых моделей бизнеса, их лидерством в создании новых технологий и рынков. 

Ключевые слова: цифровая экономика, цифровая трансформация, высокотехнологичные компании, высокие технологии, экспоненциальный рост, взрывной рост, экспоненциальные технологии, экспоненциальные организации, технологические платформы, экосистемы.

В последние годы в мировой экономике наблюдается взрывной рост компаний в высокотехнологичных областях: искусственный интеллект, облачные вычисления, «большие данные» и пр. Успешные быстрорастущие высокотехнологичные компании представляют несомненный интерес как для руководителей компаний и экономистов, так и политиков, заинтересованных в стимулировании занятости и экономического роста страны.

Цифровая экономика обладает существенным потенциалом для ускорения инновационных процессов и требует от компаний трансформации, ядром которой являются  высокие технологии и цифровизация, совместно обеспечивающие экспоненциальный рост. Глобализация и широкое распространение интернета способствует ускорению этого процесса. Устойчивое проникновение информационных технологий во все сферы жизни приводит к взрывному росту высокотехнологичных компаний, появлению новых секторов экономики и моделей ведения бизнеса.

Исследуя феномен прорывных изменений в различных областях, авторы  обнаружили  этапы каждого такого прорыва: oтрасль деятельности или  отдельная  технология переходит в цифровой информационный формат; происходит экспоненциальное снижение стоимости и, как следствие, демократизация доступа; энтузиасты объединяются и формируют сообщества, работающие на основе открытого кода; технологии сливаются, и создаются их новые комбинации. В результате появляются новые товары  и услуги, которые в разы лучше и дешевле предыдущих [1,2].

Экспоненциальный рост меняет вещи не только количественно, но и качественно. Например, при быстром росте индустрии – Питер Дрюкер[1] называет цифру 40 % за 10 лет – меняется сама ее структура, и на первый план выходят новые лидеры рынка. Быстрому росту рынков способствуют новаторство, отсутствие закономерности, новые продукты, технологии или потребители. Новаторы по определению ведут дела не так, как все, новые способы ведения бизнеса редко уживаются с привычками, идеями, процедурами и структурами существующих фирм [3, 4].  Традиционные организационные структуры, существовавшие на протяжении нескольких сотен лет и предназначенные для иерархического управления физическими активами и людьми, сегодня быстро устаревают. Чтобы выжить в условиях стремительных изменений, требуются организации нового типа, которые способны не только адаптироваться под эти изменения, но и процветать благодаря им. Все  это делает актуальным изучение и понимание природы успешных  высокотехнологичных  компаний, использующих экспоненциальные технологии и  новые модели  организации бизнеса.

Экспоненциальные технологии и экспоненциальные организации появились как адаптивная реакция бизнеса на новый мир и являются основой создания новой экспоненциальной экономики, важнейшим признаком которой является скорость роста. Термины экспоненциальная экономика и экспоненциальная организация произошли от экспоненциальных технологий, которые  приводят к экспоненциальному росту компаний [5]. Экспоненциальными считаются технологии, которые позволяют компаниям и отраслям расти ускоряющимися нелинейными темпами. Отличительным признаком экспоненциальных технологий является рост производительности на десятки или даже сотни процентов в год при том же или снижающемся уровне цены [2, 6].

В 1960-х гг. исследователи Boston Consulting Group (BCG) обнаружили взаимосвязь между стоимостью единицы продукции и накопленным опытом как в рамках отдельных фирм, так и рынков в целом. Когда сумма накопленного опыта удваивается, стоимость затрат снижается на предсказуемую величину. Отсюда следует, что на быстрорастущих рынках, таких как рынок полупроводников в 1960-х и 1970-х гг., или рынок программного обеспечения в 1990-х гг., или связанные с Интернетом сегодняшние рынки, накопление опыта увеличивается во много раз и цены стремительно падают [2].

Идея  экспоненциального роста технологий является одним из фундаментальных достижений Кремниевой долины. В 1965 г. один из основателей Intel Г. Мур открыл закономерность: производительность транзисторов, размещаемых на кристалле интегральной схемы, удваивается каждые 24 месяца. Двигателем, лежащим в основе этого феномена, получившего название Закона Мура [7], является информация. В дальнейшем известный американский изобретатель, создатель систем распознавания речи Р. Курцвейл  развил эту идею, предположив, что Закон Г. Мура можно перенести на многие другие технологии.

Р. Курцвейл сформулировал закон ускоряющейся отдачи, утверждающий, что информационно-ориентированная парадигма работает таким образом в любой области: как только область деятельности, дисциплина, технология или отрасль становится зависимой от информации и приводится в движение информационными потоками, соотношение стоимость/производительность в ней удваивается примерно каждый год [8, P. 5]. Р. Курцвейл доказал математически, что ускоряющаяся отдача генерирует экспоненциальные кривые изменения характеристик системы так, что параметры ее мощности и скорости имеют тенденцию удваиваться через регулярные интервалы времени, а затраты – наполовину уменьшаться. В результате эволюционирующие системы, в частности информационные технологии, растут экспоненциально. Это происходит потому, что более новое поколение технологий развивается на базе предыдущих научных и технологических открытий и достижений [8, 9]. Например, интернет привел к появлению облачных технологий, что ускорило развитие мобильных приложений, базирующихся на высокоскоростном беспроводном доступе, и т.д.

Стабильно развиваясь уже более 50 лет, информационные технологии вступили в фазу экспоненциального роста и являются движущей силой глобальных перемен [2, 10]. Экспоненциальному росту подвержены различные области деятельности – автомобилестроение, электроэнергетика, сельское хозяйство, здравоохранение, образование. В настоящее время от цифровых технологий зависит и обеспечивает их экспоненциальный рост ряд ключевых областей: искусственный интеллект, робототехника, биотехнологии и биоинформатика, медицина, нейронауки, анализ данных, 3D-печать, нанотехнологии,  некоторые направления в энергетике.

Цифровая трансформация в фундаментальных отраслях порождает мультипликативные эффекты на стыках технологий. Самые быстрорастущие современные технологии – робототехника, AgTech и Blockchain, искусственный интеллект (AI) позволяют совместное использование, что стимулирует  рост. Этот процесс «виртуализации», охватывающий одну отрасль за другой, развивается не просто с экспоненциальной скоростью, а даже в разы быстрее [8]. Учитывая масштабы изменений, которые произошли за последние полтора десятилетия, перекрестное влияние друг на друга различных технологий, ожидается, что темпы этих изменений в будущем будут возрастать [8, 11].

Адаптация к новым условиям требует от компаний использования новых принципов управления ресурсами и новых моделей организации бизнеса. Принципиально новой организационной моделью, которая наилучшим образом соответствует требованиям ускоряющегося, нелинейного, подключенного к интернету нового мира, является экспоненциальная организация (ЭксO), концепция которой была разработана в Университете сингулярности (Singularity University) в 2008 г. Авторы концепции определяют ее как  организацию, которая оказывает обладает несоизмеримо высокой продуктивностью по сравнению с другими аналогичными организациями благодаря использованию новой организационной модели и быстроразвивающихся экспоненциальных технологий. «Тогда как ведущие традиционные компании могут достичь только арифметической прогрессии в соотношении «затраты/выгоды», экспоненциальные организации способны выйти на уровень геометрической прогрессии благодаря паттерну[2] экспоненциального роста, присущему основанным на информации технологиям» [2, c. 23].

 Количественным критерием идентификации ЭксO является достижение как минимум 10-кратного улучшения показателей деятельности по сравнению со среднеотраслевыми в течение 4-5 лет. Компании, темп роста которых превышает 200% в течение 4-х лет, являются экспоненциальными  организациями. Например, феноменально быстрый рост выручки компании Facebook Inct. тяготеет  к экспоненциальному закону (Рис.1).

Компания Facebook Inc демонстрирует  быстрый рост более восьми лет подряд и  как минимум дважды увеличила свою выручку вдвое. При этом степень соответствия фактической динамики роста выручки Facebook Inc. строгому экспоненциальному закону поразительно велика. В период 2009-2017  гг. выручка компании  ежегодно увеличивалась  не менее чем в полтора раза, за исключением 2012 г., когда рост составил 37%, в целом за период выручка компании выросла в 50, 8 раз.

Для достижения столь высоких темпов роста  новые экспоненциальные организации коренным образом изменяют традиционную организацию  [подробнее см. 2, 6]. Фундаментальными факторами роста ЭксО являются цифровая трансформация и  появляющаяся благодаря высоко текучей природе информации возможность передать свои бизнес-функции за пределы организации внешним сторонам – пользователям, партнерам и широким сообществам. Диджитализация (цифровизация) продуктов и процессов позволяет встать на путь экспоненциального роста в соответствии с законом  Г. Мура. Переход от владения к использованию внешних ресурсов на основе аренды, лизинга, аутсорсинга, краудсорсинга, краудфандинга  позволяет компаниям существенно снизить маржинальные издержки, способствует их гибкости и ускорению [подробнее см. 2, 15].

Экспоненциальный характер роста, на наш взгляд, позволяет лучше понять природу экспоненциальных организаций. Тогда как темпы роста традиционных компаний  подвержены влиянию многочисленных возмущающих сил, в том числе постоянным колебаниям общенациональной и отраслевой конъюнктуры, цен и пр.,  у экспоненциальных организаций незначительная смена  ускорений и замедлений сменяется устойчивым экспоненциальным ростом. Экспоненциальные организации основывают бизнес на собственных  уникальных технологиях, более  того, эти компании  по мере продвижения на рынок создают свои  правила игры, что  обусловлено их лидерством в отсутствие аналогичных моделей и конкуренции. Не сдерживаемые спросом, ЭскО развиваются предельно высокими темпами, которыми сами способны наращивать бизнес-активность.

Динамичный рост высокотехнологичных компаний достигается  благодаря инновациям, высоким технологиям,  созданию и развитию новейших отраслей экономики. Такие компании  работают в отраслях экономики, представляющих шестой технологический уклад: нано- и биотехнологии, информационные системы. Эти компании отличаются крайне высокой инновационностью, значительной долей инвестиций в НИОКР, важнейшую роль играет высококвалифицированный персонал. Среди важнейших характеристик быстрорастущих  высокотехнологичных компаний можно выделить продолжительный рост, имеющий  экспоненциальный характер, устойчивость к конкуренции и высокую жизнеспособность,  синергию с другими быстрорастущими компаниями и создание технологических экосистем.

Современные цифровые технологии в области социального программного обеспечения, облачных вычислений и др. превращают технологические возможности в арендуемые ресурсы, которые легко соединяются с существующими бизнес-системами [16]. Экспоненциальные организации активно создают собственные бизнес-платформы, что позволяет им обслуживать практически неограниченное количество прямых связей с партнерами и клиентами. Платформы становятся плодородной почвой создания и развития технологических и бизнес-экосистем, основывающиеся на коллективных методах производства и потребления, которые размывают границы между цепочкой поставок, исполнителями, партнерами, клиентами и широкими массами [подробнее см. 17-19].

Технологические экосистемы создают среду и отношения, в которых высокотехнологичные компании быстрее растут и развиваются. Расширение технологических рамок позволяет компаниям объединить ресурсы и усилия, способствует экспоненциальным инновациям и усиливает влияние на эффективность затрат. Так, интеграция усилий компаний и клиентов в процессе создания и развития технологических платформ и экосистем позволяет сократить сроки выпуска продукции; возможность участия в быстрых прототипах, информированных постоянным пользовательским тестированием и обратной связью, дает возможность внедрять экспоненциальные инновации без каких-либо экспоненциальных затрат [18, 19].  

Для понимания природы экспоненциального роста высокотехнологичного бизнеса автором исследования был проведен анализ динамики и факторов роста быстрорастущих высокотехнологичных компаний.  

Эмпирическая часть исследования опирается на данные о темпах роста компаний победителей рейтинга Топ-500 самых быстрорастущих высокотехнологичных компаний стран Европы, Ближнего Востока и Африки (ЕБВА) (Technology Fast 500 ™ EMEA Ranking), публикуемых компанией Deloitte Touche Tohmatsu, и результаты опросов руководителей компаний о ключевых факторах их роста [20-22].

Рейтинг Technology Fast 500 ™ EMEA Ranking охватывает 500 самых быстрорастущих высокотехнологичных компаний, работающих в сферах связи, аппаратного и программного обеспечения, средств массовой информации, наук о жизни, чистых технологий и др. секторов высокотехнологичного бизнеса,  в более 20 странах Европы и Ближнего Востока, включая  Бельгию, Францию, Финляндию, Германию, Италию, Нидерланды, Турцию, Великобританию, Россию и др. Страны Африки не были представлены в рейтингах, анализируемых в данном исследовании.

Требования к участникам рейтинга: компании должны находиться в бизнесе не менее 4-х лет, иметь в течение этого периода годовой доход не менее 80 тыс. евро, штаб-квартиру в странах региона ЕБВА, а также    собственные технологические разработки, доля от продаж которых в операционном доходе компаний составляет не менее 50%. Рейтинги 2016 и 2017 гг. ориентированы на технологические экосистемы. Победители рейтинга оцениваются по критерию совокупных темпов роста выручки за  период.

Поскольку датой рождения экспоненциальной организации является  март 2006 г. [2], в качестве отправной точки исследования принят рейтинг 2007 г., охватывающий пятилетний период 2003-2007 гг.  В анализе  использованы также результаты  рейтингов 2016 и 2017 гг., охватывающих четырехлетний период 2013-2016 гг. и 2014-2017 гг. соответственно. Присутствие  последовательных рейтингов  2016 и 2017 гг. обусловлено их существенными различиями в отраслевой структуре и динамике роста высокотехнологичных компаний.

Для оценки роста высокотехнологичных компаний в отраслевом и региональном разрезе в данном исследовании использованы показатели средних совокупных темпов роста  выручки, рассчитанные для каждого сектора и страны рейтинга. Рост высокотехнологичного бизнеса в отдельных секторах и странах оценивался по показателям количества высокотехнологичных компаний и средних совокупных темпов роста их выручки. Динамика роста высокотехнологичных компаний проанализирована  за период 2003-2017 гг. с тем, чтобы по возможности охватить цикл зрелости технологий, отследить технологические изменения в структуре и динамике роста высокотехнологичного бизнеса, оценить его подверженность влиянию циклических колебаний.

Рейтинги 2016, 2017 гг. отличаются не только анализируемым периодом, но также  отраслевым (секторальным) составом: отсутствует сектор Полупроводниковые приборы и оборудование;   Интернет и СМИ объединены в один сектор Интернет/Медиа, который включает в себя средства коммуникаций и способы передачи информации, а также образованную ими среду; Биотехнологии включены в состав сектора науки о жизни; в отдельный сектор выделены чистые технологии; исключена позиция Другие [20-22].

Изменения секторальной структуры рейтинга за период 2003-2017 гг. выразилось в существенном (в 5,8 раза) росте доли компаний, производящих компьютеры и периферийные устройства. Одновременно на 36 % выросла доля сектора программного обеспечения и на 33% упала доля сектора связи. Доля сектора интернет/медиа  выросла  в 7 раз – с 2% в 2003 г. до 14% в 2017 г. По результатам рейтинга  2017 г. доминирующим является сектор программного обеспечения в составе 334 компаний. На втором месте (66 компаний) находится сектор СМИ, третье место разделили секторы связи и аппаратного обеспечения (по 32 компании в каждом). Доля компаний, представляющих медико-биологические науки (22) – 4%, чистые технологии (14) – 3% (Рис.2).

По показателю роста числа компаний лидирует сектор аппаратного обеспечения, число компаний которого выросло в 2,5 раза. Число производителей программного обеспечения выросло более чем в 1,5 раза, интернет/медиа компаний – на  10%. 

Остальные секторы демонстрируют отрицательную динамику роста.  Изменение количества высокотехнологичных компаний в секторах происходило неравномерно – самые большие изменения произошли в период 2014-2017 гг. (Рис. 3). Рост числа производителей компьютеров и периферии за этот период составил 32 % (в целом за предыдущие 10 лет – 49%), компаний сектора программного обеспечения – 27 % и 23% соответственно.

Число  компаний  сектора связи в период в 2014-2017 гг. напротив  сократилось на 50% (за предыдущие 10 лет на 33%), сектора наук о жизни также вдвое. Сектор программного обеспечения является самым значимым сегментом на протяжение всего анализируемого периода. Очевидно, в этом секторе  самый низкий порог роста или барьер входа для быстрорастущих высокотехнологичных компаний. Изменение секторальной структуры рейтинга характеризует  изменение структуры  высокотехнологичного бизнеса в  регионе ЕБВА.

Темпы  роста высокотехнологичных компаний различных  секторов  приведены в Таблице 1. Средний совокупный рост выручки всех высокотехнологичных компаний рейтинга 2007 г. за 5 лет составил 1443%,5, пяти самых быстрорастущих компаний превысил 28000%. Лидерами по динамике роста в 2007 г. были компании производители полупроводниковых приборов, они росли в 2,74 быстрее компаний производителей аппаратного обеспечения. Эти два сектора  занимали крайние позиции  рейтинга. Компании производители средств связи показали наибольшие темпы  и диапазон показателей  роста выручки за пять лет – от 50 612 до 288 %, так что разница в темпах роста наиболее успешных компаний данного сектора составила 176 раз [21].

По результатам рейтинга 2016 г. средний совокупный рост выручки для всех 500 высокотехнологичных компаний за 4 года составил 967%, компаний Топ-5 рейтинга – 15401%.  Лидерами рейтинга 2016 г. по темпам роста стали компании аппаратного обеспечения. Их рост в 2,8 раза превысил показатели компаний средств сектора связи, оказавшихся на последнем месте рейтинга. Компании-лидеры рейтинга 2016 г. росли в 133 раза быстрее менее успешных компаний аутсайдеров [21].

В 2016 г. рост высокотехнологичных компаний замедлился: среднегодовые темпы роста компаний рейтинга 2016 г. составили 445%, что на 13% меньше, чем в рейтинге 2007 г. (Табл. 2).

Снижение темпов роста высокотехнологичных компаний региона ЕБВА произошло на фоне кризиса 2008 г., когда рост мировой экономики замедлился более чем на 40% с 5% в 2003-2007 гг. до менее 3% в 2016 г. Темпы роста высокотехнологичных компаний региона ЕБВА сократились намного меньше, причем  характер роста оставался экспоненциальным. В 2014-2017 гг. тенденция замедления роста была преодолена, и рост высокотехнологичных компаний во всех секторах значительно ускорился (Рис. 4).

Средний совокупный рост выручки Топ-5 рейтинга 2017 г. составил 44971%, рост отдельных компаний рейтинга варьировался от 220 до 107117%, разница в темпах роста составила 505,6 раз. Компании-победители рейтинга в 2017 г. продемонстрировали беспрецедентный рост за всю историю рейтинга (Табл. 3).

Средние совокупные темпы роста выручки всех компаний рейтинга 2017 г. по сравнению с 2016 г выросли на 42 %, пяти компаний-лидеров – в 3 раза. Среднегодовые темпы роста выручки компаний выросли на 37%, максимальный рост за период – почти в 4 раза. Наибольшее ускорение роста наблюдалось в компаниях секторов связи (в 4, 6 раза) и средств массовой информации (в 3,3 раза). Во всех секторах высокотехнологичного бизнеса кроме наук о жизни и чистых технологий средний рост выручки за 4 года превысил 1000% [20].  

Таким образом, даже на фоне кризиса 2008 г. и дальнейшего замедления экономического роста традиционных секторов экономики высокотехнологичные компании  демонстрируют рециклическую положительную динамику и высокие темпы роста, что в целом, характерно для мирового рынка разработки и производства высокотехнологичных товаров и услуг. Преимущества быстрорастущих высокотехнологичных компаний особенно очевидны при сравнении их показателей с традиционными предприятиями той же сферы деятельности (Табл.4).

Анализ данных о росте выручки традиционных компаний или отраслей в целом подтверждают явное превосходство высокотехнологичных компаний в скорости роста. Рост выручки всех компаний рейтингов 2016 и 2017 гг. превысил за 4 года 200%, т.е. имеет экспоненциальный характер. Темпы роста большинства компаний рейтинга более чем в 10 раз превышают среднеотраслевые показатели, поэтому эти высокотехнологичные компании отвечают критериям экспоненциальных организаций. Результаты рейтинга за 2017 г., по словам П. Салломи[3], показывают, что вызванные развитием технологий «преобразования затронули все без исключения отрасли, оказав влияние и на потребителей, и на компании из различных секторов экономики» [29].

Для анализа динамики роста высокотехнологичных компаний в региональном разрезе использованы показатели количества компаний в стране и в расчете на  1 млн. населения, а также  средние  совокупные темпы роста выручки компаний каждой страны, рассчитанные по результатам рейтингов разных лет. В Таблице 5 приведены характеристики стран лидеров  по количеству быстрорастущих высокотехнологичных компаний и динамике их роста в 2016 г. 

По количеству  высокотехнологичных компаний в 2016 г. лидируют Франция, Великобритания,  Нидерланды и Швеция. Эти страны составляют стабильное ядро лидеров в период 2007-2017 гг. (Рис. 5). Число высокотехнологичных компаний в расчете на 1 млн. населения больше выше всего в Норвегии, Швеции и Финляндии, Израиле.

Страны Северной Европы отстают по этому параметру, например Германия с ее развитой экономикой оказалась лишь на двадцатом месте, хотя динамика роста числа высокотехнологичных компаний в североевропейских странах выше.

По темпам роста выручки высокотехнологичных компаний лидирует Австрия,   компании которой росли в 15 раз быстрее компаний Испании, оказавшихся на последнем месте рейтинга. На втором месте по скорости роста компаний находится Потругалия (рост  7,3 больше), третье место с небольшим отставанием заняла Турция. Великобритания, Швеция, Германия и Франция  занимают средние позиции по показателям темпов роста выручки высокотехнологичных компаний. Выясняется, что высокотехнологичные компании растут быстрее в динамично развивающихся экономиках, а не в экономически развитых странах с высокой концентрацией высокотехнологичного бизнеса.  

Общая тенденция регионального развития высокотехнологичного бизнеса проявляется тем, что быстрорастущие высокотехнологичные компании все более равномерно распределяются по всему региону, включая Восточную и Южную Европу, и менее сосредоточены в традиционных ведущих экономиках стран Центральной и Северной Европы.

Для оценки влияния экономического развития страны на рост высокотехнологичного бизнеса были сопоставлены показатели  уровня благосостояния населения и роста выручки компаний за период 2013-2016 гг. Анализ показал  неоднозначную   взаимосвязь этих показателей. Темпы роста выручки высокотехнологичных компаний в странах с высоким уровнем благосостояния (за исключением Австрии) оказались ниже, чем в странах с относительно низким уровнем благосостояния населения (Рис. 6).

Результаты сопоставления динамики роста  высокотехнологичных компаний и ВВП свидетельствует о том, что страны-лидеры по темпам роста выручки высокотехнологичных компаний (Турция, Израиль, Венгрия) лидируют также по темпам роста ВВП. Линейная связь между ростом уровня благосостояния населения и динамикой роста высокотехнологичных компаний несколько слабее, но также присутствует. В Турции, Греческой республике, Венгрии и Польше быстро растут не только высокотехнологичные компании, но и благосостояние населения. Таким образом, скорость роста высоких технологий и компаний, их создающих и распространяющих, одновременно является органическим следствием экономического состояния региона и активно влияет на экономические процессы.

В результате исследования было выявлено, что рост высокотехнологичных компаний имеет рециклическую положительную динамику и не зависит напрямую от уровня экономического развития  страны. Уровень экономического развития страны и емкость внутреннего  рынка  не являются определяющими факторами роста высокотехнологических компаний. Напротив, наблюдается взаимосвязь динамики роста высокотехнологичных компаний и динамики роста экономики стран региона ЕБВА.

Согласно результатам опроса компанией Deloitte руководителей быстрорастущих высокотехнологичных компаний [31]:

  • 85% руководителей полагают, что они будут поддерживать высокие темпы роста, при этом только 42% ожидают, что экономика в целом будет расти, и 9% – что экономика будет значительно расти;
  • 70% руководителей считают, что рост компании может быть продолжен органически, а не структурными изменениями, основными факторами роста и развития компании являются высококвалифицированный персонал и созданные им уникальные продукты;
  • 61% руководителей предполагают увеличить свой штат на 1 – 25% – очевидно, что в цифровом мире кривые роста и занятости различаются; 64% руководителей основной проблемой роста называют поиск, наем и сохранение талантов;
  • 39% руководителей главной задачей считают переход от управления ресурсами к использованию новых форм организации бизнеса.

Результаты опроса  подчеркивают тот факт, что рост высокотехнологичных компаний не зависит от экономической ситуации и является самостоятельным предпринимательством, которое может быть отражено во многих контекстах. Это было признано С. Марумом в работе «Стартапы Черных лебедей: понимание подъема успешного технологического бизнеса в маловероятных местах» [32], название которой отражает определенный контекст роста компаний, отличный от  современных стратегий роста.

Быстрорастущие высокотехнологичные компании разрабатывают и внедряют новые технологии и продукты, демонстрируют взрывной рост и являются лидерами в своих областях. А. Букайл, партнер TMT Deloitte во Франции, отметил: «Четырех элементов роста: капитала, труда, знаний/творчества и энергии/ресурсов недостаточно, чтобы объяснить высокие темпы роста и успех компаний. Быстрорастущие высокотехнологичные компании создали уникальную комбинацию ценностей, позволившую им создать взрывные модели роста, которые охватили целые страны и вышли за их пределы. Их лидерство cтало пятым элементом, приводящим эту комбинацию в экспоненциальное движение» [33].  Лидерство высокотехнологичных  компаний  в отсутствие аналогичных моделей и конкуренции позволило им по мере продвижения на рынок создавать свои  правила игры и достичь экспоненциального роста.

На фоне замедления экономического роста в традиционных секторах экономики особенно заметно, что компании, сделавшие ставку на экспоненциальные технологии, растут совершенно другими темпами, при этом они оказываются более устойчивыми к внешней среде. Создание и использование экспоненциальных технологий и высокая скорость роста становятся неотъемлемыми характеристиками и критериями идентификации современного высокотехнологичного бизнеса.

Успешные высокотехнологичные компании Technology Fast 500 ™ EMEA Ranking выступают в роли производителей и поставщиков, а не только пользователей передовых технологий и инноваций. Большинство высокотехнологичных компаний рейтинга Technology Fast 500 ™ EMEA Ranking основали бизнес на собственных  уникальных технологиях и создали его исключительно своими силами и за счет собственных ресурсов.

Главными факторами роста высокотехнологичных компаний их руководители считают активную инновационную деятельность.  63% компаний ежегодно представляет новую продукцию, 62% твердо уверены, что их товары уже сегодня сопоставимы с лучшими иностранными образцами [21]. Быстрорастущие высокотехнологичные компании фокусируются на инновациях не только в области  технологий и продуктов, но и  бизнес-процессов и экономических моделей.

Экспоненциальные технологии и организации более распространены в экономически развитых странах с устойчивыми инновационными экосистемами, чем в  странах, конкурентоспособных по уровню ВВП. Качество и распространенность экспоненциальных технологий является индикатором готовности страны к переходу к новой цифровой экономике.

Возникающие экосистемы вокруг экспоненциальных технологий, таких как когнитивные технологии, блокчейн и интернет вещей, быстро переходят от передовых к господствующим направлениям роста. Способность использовать свою экосистему позволила компаниям стать европейскими или мировыми лидерами в своем секторе [34].   Страны лидеры по количеству быстрорастущих высокотехнологичных компаний вошли в десятку самых конкурентоспособных стран мира.

Исключительные позиции быстрорастущих высокотехнологичных компаний повышают их роль в качестве динамического элемента экономики, степень влияния которого, с одной стороны, соответствует экономическому состоянию окружающей среды и уровню экономического благосостояния, с другой стороны, интенсивность их роста коррелирует с динамикой роста экономики страны. Недостаточное развитие (как пространственное, так и интенсивное) этих компаний свидетельствует о недостаточном развитии региональной экономики.

Список литературы

  1. Клейтон М. Кристенсен, Энтони Скотт, Эрик Рот Дилемма инноватора. Как из-за новых технологий погибают сильные компании.// Москва: Альпина Паблишер, 2017.- С. 239.
  2. С. Исмаил, М. Мэлоун, Ю. ванГеест Взрывной рост. Почему экспоненциальные организации в десятки раз продуктивнее вашей (и что с этим делать). // Москва: Альпина Паблишер 2017. – C. 393.
  3. Ричард Кох Р. Законы Силы в бизнесе. // Минск: Попурри, 2004. – C. 400.
  4. Dietrich Dorner. The Logic of Failure: Why Things Go Wrong and What We Can Do to Make Them Right. New York : Metropolitan Books, 1996. – Р. 222.
  5. Инновации – реальные и ложные. Вестник цифровой трансформации и информационной службы. Директор информационной службы. 2018 № 01. // Режим доступа: https://www.osp.ru/cio/2018/01/13053842
  6. Zazzerini THE EXPONENTIAL ORGANIZATIONS. ANNO SCOLASTICO 2015-2016Р. 63. //Режим доступа:https://tesi.luiss.it/18219/1/207221_RUFINI_FABIO.pdf
  7. Moore Cramming More Components onto Integrated Circuits. Electronics. 1965. Рp. 114-117
  8. Ray Kurzweil The SingularityIs Near: When Humans Transcend Biology. – NewYork: PengiunGroup . 2005. Р. 652
  9. Р. Курцвейл Эволюция разума, или Бесконечные возможности человеческого мозга, основанные на распознавании образов. // Москва: Эксмо. 2018. C. 400.
  10. А. Панасенко Cisco отмечает экспоненциальный рост ИТ и ускорение цифровизации. // Режим доступа: //https://www.anti-malware.ru/news/2015-11-18/17255
  11. Цифровая трансформация и экспоненциальные технологии как основа для новых моделей бизнеса. // Режим доступа:  https://docplayer.ru/72329918-Cifrovaya-transformaciya-i-eksponencialnye-tehnologii-kak-osnova-dlya-novyh-modeley-biznesa.html
  12. Раскрыты финансовые показатели Facebook за 2011 год. Rusbase. // Режим доступа: https://rb.ru/news/raskryty-finansovye-pokazateli-facebook-za-2011-go/
  13. Выручка Facebook в 2015 году выросла в 1,5 раза. //  Деловые новости. Режим доступа:  http://telecomblog.ru/delovie-novosti/vyruchka-facebook-v-2015-godu-vyrosla-v-1-5-raza
  14. Facebook отчитался о финансовых итогах 2017 года. // Режим доступа: https://www.gazeta.ru/tech/news/2018/02/01/n_11116723.shtml
  15. Дзюбенко И.Б., Дзюбенко А.С. Новые модели высокотехнологичного бизнеса: экспоненциальные организации. // Московский экономический журнал. – 2018. – № 5. : DOI: 10.24411/2413-046Х-2018-15042
  16. Exponential technologies in manufacturing. Transforming the future of manufacturing through technology, talent, and the innovation ecosystem – P. 132. // Режим доступа:   https://www.compete.org/storage/reports/exponential_technologies_2018_study.pdf
  17. Маркова В.Д., Трапезников И.С. Современные формы партнерства в бизнесе. // Мир экономики и управления. – 2016. – Т. 16, № 4. – С. 109-119.
  18. Galen Gruman What digital transformation really means. // Режим доступа:  https://www.infoworld.com/article/3080644/it-management/what-digital-transformation-really-means.html
  19. Amit Sahasrabudhe, Holy Kellar, Vijay Sharma, and Bill Wiltschko Performance Ecosystems: A Decision Framework to Take Performance to the Next Level, Deloitte Development LLC, 2010. // Режим
  20. Deloitte Global Announces 2017 Technology Fast 500™ EMEA Rankings. // Режим доступа: https://www2.deloitte.com/global/en/pages/about-deloitte/articles/deloitte-global-announces-technology-fast-500-emea-rankings.html
  21. Stellar performers Technology Fast 500 EMEA Ranking and CEO Survey 2007. – Р. 36. // Режим доступа: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/se/Documents/technology-media-telecommunications/se_fast500_271107.pdf
  22. Deloitte 2016 Technology Fast 500™ Meet the growth-makers. Annual ranking of the fastest-growing technology companies in Europe, Middle East and Africa (EMEA). // Режим доступа: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/global/Documents/About-Deloitte/central-europe/Deloitte%20Tech%20Fast%20500%20EMEA%202016%20Ranking.pdf
  23. Veeam объявляет о рекордных финансовых показателях за 2015 год. // Режим доступа:https://www.veeam.com/ru/news/veeam-announces-record-2015-results.html
  24. CМИ России в 2016 г. Анализ данных за 25 лет. // Режим доступа: http://www.mediadigger.ru/smi-rossii-v-2016-analiz-dannyh-za-25-let/
  25. Национальный рейтинг российских высокотехнологичных быстроразвивающихся компаний «Тех-Успех-2016». Москва. 2016. // Режим доступа:  http://www.rvc.ru/upLoad/ bLock/293/BukLet_RezuLtatyJssLedovaniya_TehUspeh.pdf
  26. Темпы роста возобновляемой энергетики замедлятся до 2025 года.// Режим доступа: http://www.cleandex.ru/news/2016/04/14/tempy_rosta_vozobnovlyaemoi_energetiki_zamedlyasya_do_2025_goda
  27. Мировой рынок компьютеров вернулся к росту. // Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/technology/articles/2018/07/14/775480-k
  28. В.А. Баринова, С.П. Земцов, А. В. Сорокина Инновационная деятельность быстрорастущих компаний как условие повышенияих конкурентоспособности Экономика и науки 2015, Т. 1, № 3. С. 175-179
  29. EMEA Deloitte 2016 Technology Fast 500TM. // Режим доступа: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/global/Documents/Technology-Media-Telecommunications/deloitte-tech-fast-500-emea-2016-ranking.pdf
  30. ВВП на душу населения по странам мира 2016, в $. // Режим доступа: http://investorschool.ru/spisok-stran-po-vvp-na-dushu-naseleniya-2016
  31. Christensen C. T The Innovator’s Dilemma: When New Technologies Cause Great Firms to Fail. Boston: Harvard Business Review Press. 2013
  32. Mahroum S. Black Swan Start-ups: Understanding the Rise of Successful Technology. Luxembourg: 2016. Р. 277
  33. Bucaille A. Welcome. Opening of the Deloitte 2016 Fast 500 Report EMEA. // Режим доступа: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/global/Documents/Technology-Media-Tele communications/deloitte-tech-fast-500-emea-2016-ranking.pdf
  34. The Future of High Tech: the power of a strong start up ecosystem. // Режим доступа: https://www.startupfesteurope.com/site/news/future-high-tech-power-strong-startup-eco-system/

[1] Питер Фердинанд Друкер (Peter Ferdinand Drucker) американский учёный австрийского происхождения, один из самых влиятельных теоретиков менеджмента 20 века, основатель теории инновационной экономики и предпринимательского общества.

[2] Паттерн – характер, закономерность  роста. Г. Мур открыл  паттерн удвоения сложности интегральных полупроводниковых схем, ставший  универсальной характеристикой экспоненциального роста технологий.

[3] Руководитель группы по работе с компаниями отрасли высоких технологий, телекоммуникаций, развлечений и СМИ Deloitte

Полезно? Пожалуйста, поделитесь:
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в linkedin
LinkedIn