Влияние цифровой экономики на формирование социальных изменений в обществе

В статье рассматриваются изменения в социальной и коммуникационной сфере жизнедеятельности людей под воздействием информационных и коммуникационных технологий. Обосновывается, что по мере развития цифровой экономики растет интеллектуальная составляющая в коммуникативной сфере человеческого общения, углубляются социальные различия между людьми. Авторы считают, что блага, представленные в цифровой форме, не имеют однозначной характеристики и в отличие от многих определений информации как чисто духовной сферы, они имеют материальную природу, могут быть учтены, представлены в статистике, и, соответственно, в экономико-математической архитектуре. Указывается, что непрерывный технологический прогресс ставит индивидов перед необходимостью учиться на протяжении всей жизни

Цифровизация экономики подразумевает, прежде всего, замену физических объектов цифровыми, трансформацию реальных операций электронными, то есть внедрение в экономику электронных технологий, базирующихся на цифровой электронно-вычислительной технике. Что же касается самих цифровых технологий, то, несмотря на существующую трактовку данного определения, что это «система, основанная на методах кодировки и передачи информации, для осуществления разноплановых задач за кратчайшие промежутки времени», сам перечень данных технологий является предметом дискуссий ученых разных стран уже не первый год.

Появление новых информационных и коммуникационных технологий и их «сращивание» с образовательными технологиями привело к радикальным переменам в сфере коммуникации:
Во-первых, в образовании стали применяться новые цифровые инструменты с привлечением информационных технологий (ИТ): Blackboard, онлайн-курсы, симуляторы, тренажеры, онлайн-миры и др.

Во-вторых, информационные технологии сделали коммуникативное взаимодействие индивидуализированным, когда содержание и сам процесс общения подстроен под индивидуальные особенности (предпочтение формы общения и обучения, и др.).

В-третьих, стали активно внедряться игровые формы общения и обучения, которые позволяют более эффективно и всесторонне осваивать информационное пространство.

В-четвертых, само образование, особенно для учащихся вузов и взрослых, стало более предметным и практико-ориентированным, чем было ранее; в центр образования стали ставиться реальные проекты обучаемых, такие как стартапы, бизнес-проекты, бизнес-планы и т.д.[1]

Вследствие данных обстоятельств, обучение перестало быть детским и юношеским этапом. Оно превратилось в непрерывный процесс, сопровождающий человека на протяжении всей жизни. По мере развития информационной экономики всё больше исследователей склоняется к тому, что только та информация, которая несёт за собой приращение нового знания воплощается в технологии.

В настоящее время в России разработаны программы технологического развития, такие как «Индустрия 4.0» или «Национальная технологическая инициатива». Они направлены на то, чтобы определить, как будут развиваться образовательные технологии и каким образом они будут влиять на происходящие в обществе и государстве процессы. На их основе предполагается повысить конкурентоспособность национальных экономик путем стратегического партнерства бизнеса и образования на основе высоких технологий. Государство создало несколько «инкубаторов», в которых образовательные учреждения и бизнес-структуры участвуют в создании высокотехнологичных продуктов. При этом отмечается, что новая экономика предъявляет к образованию требования в сфере компетенций и образовательных стандартов нового типа.

Для подготовки необходимых специалистов возможностей текущей системы образования не хватит. Формируется запрос на использование новых методов и технологий в обучении, которые должны лечь в основу национальной модели образования. Важно понять то, как с течением времени развиваются обучающие институты и как они влияют на подготовку высокопрофессиональных кадров, способных быстро перестраиваться в соответствии с требованиями нового витка НТР [2].

Технологические революции всегда сопровождались развитием смежных отраслей, в особенности сферы образования. Параллельно с развитием промышленности развиваются и образовательные технологии и содержательная часть процесса обучения. При этом можно четко проследить зависимость форм и методов в обучении от этапа, на котором находилась промышленность [3].

Развитие информационного общества инициировало появление различных инициатив в области научных исследований, которые основаны на широком применении информационно-коммуникационных технологий.

К основным из этих инициатив относятся «Открытые архивы» и «Открытый доступ». Они соответствуют парадигме «Открытая наука» и играют важную роль в решении задач по распространению и популяризации научного знания, рекомендуя:

  • научно-исследовательским организациям взять на себя обязательство самоархивирования статей и материалов с результатами исследований; требовать от своих научных сотрудников выкладывать в онлайновые архивы с открытым доступом электронные копии всех их опубликованных статей;
  • поощрять сотрудников этих организаций публиковать статьи в журналах с открытым доступом к материалам при наличии таковых (и обеспечивать сотрудникам поддержку в данных действиях).

В рамках этих инициатив получили развитие научные журналы открытого доступа, которые представляют собой сайты в сети Интернет, на которых публикуются выпуски с научными статьями, представленными в цифровой версии. При этом, информация становится доступной неограниченной аудитории пользователей сети Интернет сразу же в момент публикации выпуска, тем самым максимально актуализируя результаты научных исследований. Абстрактно-логическая примерная схема прохождения информации до ее интеграции в глобальную информационную сеть представлена на рис. 1.

Существуют и другие виды сетевых информационных систем, направленных на решение задач аккумуляции информации. Например, в качестве компонента информационного пространства поддержки междисциплинарной обучающей системы использование программной платформы Open Journal Systems (OJS). В пользу этого можно привести следующие аргументы:

  • по своей структуре «Интернет и современное общество» не отличаются от выпусков периодических изданий (журналов);
  • OJS поддерживает автоматизированный обмен метаданными с внешними информационными системами по протоколу OAI-PMH; в системе есть модули экспорта/импорта метаданных как в общий формат XML, так и для представления в популярные агрегаторы, не поддерживающие автоматизацию[4].
Рис. 1. Логическая схема прохождения информации до ее интеграции в глобальную информационную сеть

В качестве примера можно также рассмотреть сайты госуслуг. В рамках развития электронного правительства в Санкт-Петербурге реализована Межведомственная автоматизированная информационная система предоставления в Санкт-Петербурге государственных и муниципальных услуг в электронном виде (далее — МАИС ЭГУ, система).

С 2007 года идет проектирование автоматизированной системы и ее информационного наполнения: составление перечня услуг Санкт-Петербурга, документов, используемых при предоставлении услуг, справочника ИОГВ и других организаций, занятых в процессе предоставления услуг, формирование базы данных законодательства, регламентирующего порядок оказания услуг.

Результатами работ по созданию и внедрению МАИС МФЦ стала реализация 1 очереди системы в составе АРМ сотрудника МФЦ, позволяющего обеспечить прием заявлений по 35 услугам в 5-ти районных МФЦ. У каждого пользователя, зарегистрированного в ЕСИА, есть Личный кабинет на Портале, где он может отслеживать статус поданных онлайн и через центры «Мои документы» заявлений.

Функционирование МАИС ЭГУ направлено на формирование доступной и безопасной ИТ-среды взаимодействия граждан, бизнеса и государства, обеспечение прозрачности деятельности городских органов власти, создание комфортных условий для взаимодействия жителей города с органами власти и для осуществления своей деятельности должностными лицами, сокращение бюджетных затрат, благодаря отсутствию двойной разработки.
Ключевыми задачами МАИС ЭГУ являются:

  • повышение доступности и прозрачности получения услуг на территории Санкт-Петербурга;
  • контроль качества и соблюдения порядка оказания государством услуг и повышение уровня удовлетворенности заявителей качеством услуг, предоставляемых в Санкт-Петербурге;
  • предоставление государственных услуг преимущественно в электронной форме;
  • открытый доступ к исчерпывающей информации о государственных услугах и органах власти, их предоставляющих, а также обо всех процессах на всех стадиях в рамках указанного взаимодействия;
  • получение обратной связи от граждан в процессе предоставления государственных услуг;
  • сокращение времени получения услуг для заявителя;
  • совершенствование технологий предоставления услуг в электронном виде;
  • оптимизация деятельности должностных лиц органов власти и организаций при предоставлении услуг;
  • сокращение количества визитов граждан в органы власти за предоставлением государственных услуг.
  • снижение бюджетных расходов на развитие и сопровождение компонентов инфраструктуры электронного правительства;
  • повышение качества технологий предоставления услуг через многофункциональные центры предоставления государственных и муниципальных услуг (далее — МФЦ)[9].

По состоянию на 2018 год зафиксировано более 95 млн посещений ресурсов Портала. Через Портал и другие городские ресурсы было принято более 39 млн заявлений на предоставление государственных услуг. Доля электронных обращений от общего числа, поданных гражданами заявлений, составила 81,36% (целевое значение показателя — 70%)[6].

Доля граждан, имеющих доступ к получению услуг по принципу «одного окна» по месту пребывания, в том числе в МФЦ, составляет 95,80%. Также в 2018 году запущен процесс развития сети МФЦ для бизнеса. Центры «Мой бизнес» — это новый подход к предоставлению госуслуг по принципу «одного окна». Центры создаются в рамках реализации приоритетного проекта «Малый бизнес и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». На сегодняшний день сеть МФЦ, предоставляющая более 350 услуг, включает в себя 57 стационарных МФЦ, 6 центров «Мой бизнес» и 4 мобильных МФЦ [7].

Существуют информационные системы, например, рассмотренные выше госуслуги, не поддерживающие автоматический обмен метаданными. Необходима подготовка метаданных в определённых форматах и последующая ручная загрузка их в соответствующие информационные системы. К основным системам в рассматриваемом случае относятся репозиторий и электронная библиотека. Для оптимизации подготовки метаданных и уменьшению доли ручной работы необходимо разработать шаблон для рукописей и других обучающих материалов. Шаблон должен включать в себя таблицу с метаданными, которые частично заполняются из шаблонов обучающих систем. Такой подход позволяет избежать ошибок, возникающих при многократном вводе одной и той же информации, а также сократить время, затрачиваемое на ручной ввод информации.

На следующем этапе развития информационного пространства следует разработать приложение, которое позволит обрабатывать в пакетном режиме шаблоны с метаданными статей и формировать файлы в форматах, используемых для импорта этих метаданных во внешние разнородные информационные системы, не поддерживающие автоматический обмен метаданными. Вместе с тем, основная масса горожан все еще достаточно редко обращается за получением подобного рода благ.

Мы полагаем, что в рамках цифровой экономики формируются следующие свойства благ, которые, при взаимодействии с человеческим капиталом, усиливают социальное расхождение по уровню образования:

  • комплементарность благ — покупаемое благо можно использовать только совместно с другими благами. Это предполагает необходимость совместимости благ и соответствия их некому единому стандарту;
  • экономия на масштабах производства — при изготовлении первого экземпляра издержки крайне велики по сравнению с издержками на выпуск последующих. Таким образом, делается вывод о том, что сетевые блага не подчиняются закону убывающей доходности или подчиняются не в полной мере;
  • присутствие сетевых внешних эффектов — каждый дополнительный пользователь блага увеличивает его полезность для других пользователей, чем масштабнее сеть — тем ценнее она и каждое сетевое благо, входящее в неё [8]. Большой вклад в исследование цифровой экономики был сделан К. Келли. В 2012 г. им были сформулированы законы (автор употребляет именно эту категорию), описывающие цифровую экономику:
  • закон полноты — чем выше количество узлов в сети, тем ценнее она становится, «эффект факса» — первая созданная факс-машина в единственном экземпляре была бесполезна;
  • закон экспоненциального роста — даже при малом увеличении числа узлов наблюдается быстрый рост связей в сети;
  • закон переломных точек — после достижения сетью определённого масштаба её рост становится самоподдерживающимся;
  • закон увеличения отдачи — новые участники увеличивают размер сети, а он, увеличиваясь, привлекает новых участников;
  • закон обратного отношения цен — «…лучшие товары дешевеют с каждым годом. Этот простой парадокс является основной движущей силой новой экономики»;
  • закон щедрости — этот закон является следствием из законов полноты и обратного отношения цен: блага, представляющие наибольшую ценность, должны быть бесплатными. Подарить первичный продукт, например, антивирусную программу, — значит увеличить количество единиц этого товара в сетевой структуре, а значит сделать каждую из них более ценной и востребованной. Получение компанией прибыли происходит за счёт продажи «продвинутых» опций и дополнительного обслуживания, «то, что бесплатно сегодня, в будущем может стать основой успешной компании»;
  • закон преданности — процветание компании невозможно без вложения ею усилий в развитие сети;
  • закон временного спуска — переход на новый уровень развития может потребовать от компании коренных изменений и сопровождается высоким риском потерять всё; «сегодня ты можешь быть «королём горы», а завтра гора может исчезнуть»;
  • закон замещения — в дальнейшем все процессы будут подчиняться сетевой логике; «сеть победит»;
  • закон маслобойки — этот закон перекликается с понятием «созидательное разрушение», введённым Й. Шумпетером. Инновации всегда следуют за разрушениями, следовательно, для непрерывных инноваций сетевая экономика должна постоянно балансировать на грани хаоса, Келли называет это состояние «сбалансированное неравновесие»;
  • закон неэффективности — производительность и эффективность труда перестают быть целью, поскольку в новой экономике ценность представляет оригинальность и изобретательность, которые невозможно измерить. «Не решайте проблемы, ищите новые возможности».
  • закон связи — связи между узлами сети, «мы соединяем всё со всем» [10].

Для IT-сферы и корпоративных финансов разработаны специальные аналитические программы. Существуют технологии беспилотных транспортных средств, электронный контроль за передвижением грузов. Все это служит сокращению издержек от 7% в сфере человеческих ресурсов, и до 40–50% в сфере бухгалтерского учета и корпоративных финансов.

Технология «Интернет вещей» (IoT) появилась с распространением сотовых сетей третьего поколения (3G) в начале 2000 годов, благодаря чему электронные устройства получили возможность контактировать друг с другом за счет машинной телеметрии. Было выделено новое направление, связанное с общением по принципу «машина-машина» (М2М). Позже, с появлением новых технологий связи и видов техники эта модель расширилась и получила название «Интернет вещей».

По расчетам аналитиков, к 2020 году количество устройств в сети «Интернет вещей» составит от 20 до 50 млрд единиц. Данная технология уже используется в таких отраслях экономики как: энергетика, промышленность, сельское хозяйство, транспорт и др. В некоторых зарубежных странах, таких как Южная Корея, Китай, ряд стран Западной Европы на ее базе созданы технологии «умного» города, позволяющие экономить энергию и разгрузить транспортную сеть. В Великобритании и США внедрены технологии «умных» счетчиков, позволяющих экономить электроэнергию. Бизнесу данная технология позволяет снизить издержки и развить новые источники дохода. Так, например, около 25% покупателей жилой недвижимости в США выбирают устройства с технологией «умного» дома. В России данная технология мало распространена из-за низких доходов населения, медленной реакции строительных компаний на инновационные продукты и др. Тем не менее, внедрив технологию «Интернет вещей», в России также можно значительно повысить производительность труда и сократить издержки в этой сфере экономики [10].

Технологии Big Data также становятся все более востребованным в мире, так как производится все больше данных (данные, произведенные с 2013 г. по сегодняшний день, превысили все произведенные в мире до этого). Для того, чтобы эффективно хранить и работать с данной информацией, нужны новые цифровые технологии и специалисты. Сегодня в крупных компаниях, банках, органах государственной власти этим занимаются не внутренние отделы, а специалисты вне данных структур [11].

К концу десятилетия инвестиции в эту сферу превысят 70 млрд долларов: речь идет об инвестициях в технологии обработки запросов пользователей, в технологии управления хранилищами. Так как технологии «Big Data» связаны с датчиками, камерами, устройствами контроля на предприятиях, то она сопряжена с IoT. Симбиоз данных цифровых технологий позволит, например, оптимизировать трафик, отельный бизнес, логистический бизнес, сельскохозяйственную отрасль, более эффективно управлять энергетическими сетями. На втором месте рейтинга находятся технологии искусственного интеллекта. Искусственный интеллект — это применение цифровых технологий для воссоздания человеческого мышления у машин. Машины больше не работают по конкретному алгоритму, теперь они принимают собственные решения, анализируя огромный массив заложенных данных или самообучение. Машины уже научились узнавать людей и образы объектов, узнавать их речь и сами принимать решения. На основе этих технологий в XXI веке были созданы такие машины как:

  • помощники Интернет-поисковики, распознающие речь (Siri, Cortana, Echo и отечественная Алиса);
  • роботизированные и самообучающиеся системы, которые, основываясь на внешние параметры (погода, окружающая среда), могут менять алгоритм работы (беспилотный транспорт) или и вовсе сами мыслить, выполнять задания (Watson от IBM). К этой же группе относятся также роботы, способные играть в настольные игры лучше, чем люди (шахматный робот Chesska).

Машины, созданные с применением данных цифровых технологий, уже способны помочь человеку экономить ресурсы, рассчитать рентабельность и выбрать лучший бизнес-проект, контролировать процессы, идущие в компании [12]. Объем инвестиций в технологии искусственного интеллекта растет все сильнее, особенно со стороны таких гигантов как Google, Apple, IBM, Microsoft и другие. В России технологии машинного обучения пока развиты хуже, чем в Европе, США, Китае и Японии. Это объясняется как недостатком инвестиций, так и сложностью внедрения новых технологий и регламентов в деятельность коммерческих компаний, в существующую законодательную среду.

За последнюю четверть века наблюдается тенденция высоких темпов экономического роста при снижающейся безработице. Эта ситуация породила гипотезу о том, что экономический рост вызван, главным образом, распространением информационно-коммуникационных технологий, что знаменует собой новый этап развития экономики, в котором «старые» экономические законы теряют свою силу.

Определение новой экономики стало формулироваться следующим образом: «это такое влияние высоких технологий на экономическое окружение, которое ведёт к изменению отдельных макроэкономических параметров» [13]. Однако оно не отвечало на вопрос: какие именно параметры подвергаются изменению, и насколько эти изменения глубоки?

Мы полагаем, что в рыночной экономике под влиянием информационных технологий происходят следующие изменения:

  • неподчинение некоторых информационных продуктов закону убывающей доходности;
  • благодаря распространению информационных технологий потребитель имеет возможность получить более полное представление о ценах на аналогичный товар у различных продавцов, что снижает монополизм и диктат сетевой торговли.

Онлайн-торговля предоставляет возможность приобрести товар без географических ограничений. В таких условиях привычная модель поведения монополий (снижение объёма производства при увеличении цены) становится для них крайне невыгодной. Кроме того, происходит появление интеллектуального имиджа у товаров, появляются товары, «насыщенные знанием» в большей степени, чем требуется функционально. Эта тенденция является следствием предыдущей, поскольку в условиях усиливающейся конкуренции компании вынуждены предлагать уникальный продукт, выделяющийся из ряда аналогичных ему.

Во-вторых, происходят изменения временного характера: уменьшение срока жизни продукта из-за быстрого распространения информации о нём. Особенно ярко эта тенденция проявляется в высокотехнологичных товарах. Под влиянием усиления роли неощутимых активов меняется природа собственности, «фирма вообще может не располагать активами в их традиционном понимании, поскольку материальные активы начинают вытесняться интеллектуальными, а текущие активы — информацией» [10].

Оценивая гипотезу о новой экономике, обычно приводят «парадокс Солоу» в качестве аргумента, опровергающего её существование. Согласно этому парадоксу, очевидные и наблюдаемые повсюду преимущества компьютеризации не наблюдаются в статистике производительности. Другие опровергают этот тезис, опираясь на т.н. «гипотезу отсрочки Дэвида», согласно которой результаты от внедрения высоких технологий дают о себе знать не сразу.

Несомненно, что так называемый «парадокс Солоу» был справедлив в теориях 1990-х годов, обосновывающих, что рост производительности труда в американской экономике наблюдался не только в информационном секторе, но и в других отраслях что, в свою очередь, могло быть объяснено «эффектом перелива». Этот вывод даёт основание утверждать, что экономический рост 1990-х годов не был связан исключительно с «информационным сектором», а носил общеэкономический характер. Однако справедливо и то, что новая экономика не отменила действие «экономических законов», сформулированных экономистами ранее [12].

Таким образом, можно подвести итог вышесказанному и подчеркнуть, что концепция новой экономики возникла как попытка описать изменения в современной экономике и обществе, вызванные появлением и широким распространением информационных и коммуникационных технологий (ИКТ). Возникновение и развитие новой экономики было бы неосуществимо без адекватной технологической базы, делающей возможным распространение кодифицированных знаний вне пространственных ограничений при минимальных затратах времени и труда [13].

ИКТ играют важную роль в процессе инвестирования в человека, предоставляя большое количество возможностей для этого как внутри, так и вне традиционной системы образования. Федеральные университеты стали участниками инновационных территориальных кластеров (ИТК), объединяющих предприятия и организации научно-производственной сферы регионов с целью координации и кооперации их деятельности для получения синергетического эффекта в развитии производств мирового уровня.

Влияние федеральных университетов на развитие инновационной инфраструктуры территорий осуществляется как через развитие собственного инновационного пояса, так и в результате активного взаимодействия с отраслевой и академической наукой, участия в инновационном развитии предприятий, организацию сетевого взаимодействия участников инновационного процесса в регионах.
Современные технологии могут не только отвечать уже сформировавшимся потребностям человека, но и порождать новые. Примером могут служить картографические сервисы, такие как «Яндекс Карты» или «Google Maps», потребность в которых 15–20 лет назад в повседневной жизни человека не существовала. Сегодня многие пользователи рассматривают данные технологии как необходимые, при этом альтернативные пути ориентирования на местности многим уже представляются затруднительными [14].
Также следует отметить, что непрерывный технологический прогресс, характерный для новой экономики, ставит людей перед необходимостью развивать свой потенциал и строить карьеру на протяжении всей жизни. В экономике, основанной на знаниях, получение диплома о профессиональном образовании не завершает обучение человека, а лишь свидетельствует об усвоении им определенного набора необходимых знаний. Для полной социализации и самореализации человек поставлен в условия необходимости непрерывного образования [15]. Вследствие этого, человеческий капитал невозможно ограничить уровнем образования, полученным к моменту выхода на рынок труда. Он должен непрерывно пополняться новыми знаниями и навыками в процессе обучения индивида.

Аверьянова О. В.
доцент кафедры финансового права Санкт-Петербургского государственного экономического университета, кандидат экономических наук
Благих И. А.
профессор кафедры истории экономики и экономической мысли экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, доктор экономических наук, профессор

Литература
1. Алексеева И.Ю. Что такое общество знаний? — М.: Когито-Центр, 2014. — [Электронный документ] — режим доступа: http://iph.ras.ru/page46589323.htm.
2. Kelly K. New Rules for the New Economy. Ten Radical Strategies for a Connected World / K. Kelly. Washington: Office of Telecommunications, 2014. — р.180.
3. Благих И.А., Сальников Д.Ю.Управление производственным циклом предприятия (организации) // Проблемы современной экономики. — 2010. — № 4. — С. 97–100.
4. Bell D. Welcome to the Post-Industrial Society // Physics Today. — 1976. — Feb. — Pр. 46–49.
5. Гаркавенко И.А., Булах Е.А., Благих И.А.О взаимосвязи экономического анализа с историей и эволюцией //Проблемы современной экономики. — 2014. — № 2(50). — С. 356–359.
6. Dengov V. Experimental verification of correspondence between adverse selection models and reality.// Ekonomicko-Manažérske Spektrum. — N.-Y. — 2011. — 254 р.
7. Пашкус Ю.В., Лукашевич И.В. Кондратьевские волны и информационное общество // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 5: Экономика. — 1992. — № 2. — С. 50–57.
8. Kelly K. New rules for the New Economy // Wired. 1997. Sept. — [Электронный документ] — режим доступа: http://archive.wired.com/wired/archive/5.09/newrules.html?pg=1&topic.
9. Благих И.А. Неоиндустриализация: следует ли ожидать перехода от теоретических дебатов к практическому действию? // Проблемы современной экономики. — 2014. — № 2(50). — С. 392–393.
10. Благих И.А., Ващук А.Э., Громов И.А., Титов В.О. Методологические проблемы развития государственных услуг в цифровой экономике // Проблемы современной экономики. — 2018. — № 3(67). — С. 232–237.
11. Porat M., Rubin M. The Information Economy: User’s Guide to the Complete Database (on Magnetic Tape). — URL: https://gtmarket.ru/ratings/legatum-prosperity-index/info Washington: Office of Telecommunications 1977. — р.63. (дата обращения 02.02.2019)
12. The European Social Survey The Legatum Institute: The Legatum Prosperity Index. //URL: http://www.europeansocialsurvey.org/ (Дата обращения 14.01.2019).
13. Благих И.А. Неоиндустриализация: следует ли ожидать перехода от теоретических дебатов к практическому действию? // Проблемы современной экономики. — 2014. — № 2(50). — С. 392–393.
14. Bankier, J.G. and Gleason, K. Institutional Repository Software Comparison. 2014. URL: http://works.bepress.com/jean_gabriel_bankier/22/ (дата обращения: 25.04.2018).
15. Burgelman, J.C., Luber, S., Von Schomberg, R., Lusoli, W. Open Science: Public consultation on «Science 2.0: Science in transition». Key results, insights and possible follow up. 2015. URL: http://www.science20-conference.eu/wp-content/uploads/2018–04/01_Jean-Claude_Burgelman_-_Open_Science__outcome_of_the_public_consultation_on__Science-20_science_in_transition.pdf (дата обращения: 25.04.2018).

Полезно? Пожалуйста, поделитесь:
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в linkedin
LinkedIn