Мой Мемфис

В связи с сегодняшними американскими событиями, вспомнила свое пребывание на юге Америки.

В Мемфисе меня поселили в арендуемых апартаментах, на первом этаже одного комплекса. Это была 3-х комнатная квартира. Главный вход в квартиру выходил во внутренний дворик/зимний сад/оупен эйр здания в форме квадратного стакана. Но вдруг, Майк показал мне в гостиной легкую, тоненькую, застекленную двустворчатую дверь с маленькой щеколдой, которая выходила без всяких крылечек и бортиков, прямо на тротуар большой перпендикулярной улицы. Он настойчиво попросил меня никогда ее не открывать и не выходить, через нее на эту улицу, потому что именно эта улица есть граница, за которой начинаются черные кварталы. И, если я туда вдруг попрусь одна гулять, то могу нажить себе приключений на задницу, а если не дай бог, что-то случится, то полиция приедет либо через неделю, либо вообще не приедет.

Глядя на мои удивленно взлетевшие брови и выпученный взгляд, Майк сказал, что в Мемфисе – всего 21 или 23% белых, а остальные это африканамерикан, которые живут своей отдельной жизнью и они частенько не подчиняются местным и федеральным законам, и что в городе это два разных мира, которые едва пересекаются. Я с ужасом посмотрела на свою крепкую с внушительным замком входную дверь в квартиру, в которую попадаешь, через коридор и охрану и на эту тоненькую прозрачную дверцу в гостиной с крохотной щеколдой, выходящей прямо на улицу, и на всякий случай быстро задернула плотные шторы. Майк попытался меня успокоить, что в эту дверь никто никогда не вломится, главное, сама не выходи.

С этого момента, эта “черная америка” стала моей главной интригой. Еще бы, это же Мемфис – легендарный город со своей известной мировой культурой как родина и штаб квартира Грейсленд Элвиса Пресли, знаменитая Sun Studio, где записывались первые рок-н-рольщики, где работали Элвис, Джони Кэш, БиБи Кинг, Рой Орбисон и другие мега звезды рока и кантри,”мекка” всех почитателей черного блюза, соула, R&B, ритм энд блюза, здесь родилась великая Арета Франклин, и даже здесь есть одна из студий Лед Зепеллин и один из малых филиалов Голливуда, здесь река Миссисипи с крокодилами, иногда заплывающими сюда и штаб квартира Fеdex.

Майк и его друзья, особенно те, кто из Хьюстона, иногда проявляли свои расистские взгляды, посмеиваясь надо мной, когда я маниакально торчала на знаменитой Белл Стрит Мемфиса в кругу черных музыкантов, так, что имела даже некоторый успех у них, когда они сойдя со сцены клуба БиБи Кинга, приземлялись к нам за стол с кружечкой пива, знакомиться. Тебе так нравятся черные? – качал головой белый Майк, который жил в Мемфисе, чуть ли не в пятом поколении. А белый Хьюз говорил, — Майк своди ее в ваше гетто и она быстро их разлюбит, посмотрит на их образ жизни и разлюбит. А я им отвечала, что ваш мир белых не интересен, он общеизвестен, а мир черных, причем в полной американской аутентичности, это, то, что надо познать.

В какой-то день, мы с Майком и Хьюзом напились текилы на Белл Стрит и пошли ко мне в гости допивать и слушать музыку с моего плей листа в компе, и тут они были несколько в шоке, – Это невероятно, что ты любишь и знаешь БиБи Кинга и черный блюз, откуда у тебя это все, как это возможно? Мне нечего было сказать, я и сама не помню как БиБи Кинг появился в моей жизни, наверное, после Луи Армстронга и Эллы Фицтжеральд. Тут Хьюз пошел в атаку, – Майк, в Хьюстоне пойдем в кантри клуб, танцевать ту степ и свинг, пошла она на хрен эта факинг черная музыка, надо ей настоящую нашу музыку дать.

Потом, уже в Хьюстоне в ночном танц-клубе, где играли кантри, Майк с Беком отдали меня в руки огромного черного парня в ковбойской шляпе и сапогах, по имени Боб, который был главным танцором в этом клубе, и к которому была большая и платная очередь из женщин, чтобы пройти с ним круг в танце. Майк поржал, – Ты же любишь черных парней, вот тебе партнер, – на что пришлось показать ему палец. Танцор Боб был настолько большим, что первую часть круга я проплыла повиснув на нем, и стоя ногами на его ковбойских сапогах, потому что не умею танцевать свинг по техасски, да и вообще никак его не умею. И вот, когда я увидела на днях фото Джорджа Флойда, я вспомнила танцора Боба, они очень похожи.

Музыканты из клуба БиБи Кинга подарили мне на память свой диск – блюзовый альбом, мечтательно сказали, что хотели бы попасть в неизвестный Казахстан, в котором знают черную музыку, интересовались, есть ли у нас клубы, где можно поработать. Мне в голову ничего кроме нашего Сохо не пришло, и я сказала, – Да конечно, можно поинтересоваться, но только в Алматы и больше нигде вы не сможете выступить, что наши города немного похожи и разве что в Шымкенте еще))

Когда уезжала, в аэропорту Мемфиса, в одном из маленьких магазинчиков, я рассеянно оставила свой бумажник с билетом, со всеми карточками и деньгами, и обнаружила пропажу, только на начале регистрации. Схватилась за голову, как же вспомнить, где меня носило целый час в этом не маленьком терминале, помчалась по своим следам, и вдруг, из одного маленького бутика вылетела черная женщина продавец с криками и с моим бумажником в руках. Я от радости ее обняла, а она меня, и она смотрела на меня со слезами на глазах. Вокруг нас столпились, еще несколько черных дам и все они радостно восклицали, что мне очень повезло с этой женщиной, что она вот такой порядчный человек, что так сильно переживала за меня и за мой бумажник, что чуть не плачет от радости, от того, что я нашлась. Я ей хотела дать 50 баксов в знак своей благодарности, но она почти гневно отказалась, остановив меня вытянутой рукой. За это не нужно благодарить, — серьезно и строго, прямо так по американски, сказала она. И мы снова с ней обнялись. Хорошая такая тетка.

Мы с Майком пару раз сходили все-таки в черные кварталы пообедать и побродить, и там действительно очень видно как жизнь афроамериканцев, в основной массе, не пересекается с миром белых, за исключением продвинутой части населения города, как среди черных, так и белых. В той бургерной, где мы обедали в черном квартале, были только черные, а там, где мы обычно обедали и завтракали, были в основном только белые, за редчайшим исключением и то не вспомню.

Штат Тенесси был одним из самых рабовладельческих хлопководческих южных штатов США, где судя по всему, еще сохранилась полоса отчуждения между малочисленными белыми и афроамериканцами, потомками тех рабов. Поэтому сегодняшние кадры, где белые полицейские и белые граждане в разных городах Америки, в эти дни протестов из-за убийства Флойда, стоя на коленях и опустив головы, просили прощения у черных граждан, меня сильно тронули, я кажется понимаю, чего это им стоит..

Полезно? Пожалуйста, поделитесь:
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в linkedin
LinkedIn