179500053_10158362234778789_8420151182630683202_n

Нур-Султан, 2181 год

В Нур-Султане, столице планетарной империи, наступил 2181 год. 6 июля, в день города, горожане также праздновали год окупаемости LRT.

Река Есиль давно текла по искусственным каналам Евразийской Венеции, однако горожане где-то вычитали, что бетонные столбы, которые нашли при раскопках – это были основы для могучей железной дороги, построенной великими предками нурсултанцев. Нигде не смогли найти поездов, рельсов, только столбы, однако в записях бюджета всегда было LRT – 50 млн долларов в год, поэтому и сделали вывод, что LRT работала.

27 апреля с Шолпан Айтеновой (один из лучших экспертов по бюджетам, финансам) приняли участие в круглом столе организованном комитетом сената по бюджету и финансам. Напомню, я состою в клубе молодых экспертов при сенате. Нас частенько приглашают и мы озвучиваем свое мнение по разным вопросам (я про финансы и экономику).

Принимали участие еще – минфин, минсельхоз, минэкономики, ФНБ Самрук-Казына, Байтерек, Счетный комитет, мининдустрии.

Заслушали отчет счетного комитета и там был ужас. Если правильно, услышал, то счетный комитет проверил закупок квазигоссектора за несколько лет на 29 трлн тенге и СК нашел ошибки и нарушения на сумму 1,424 трлн тенге. 15 минут представитель счетного комитета рассказывал страшные вещи. Справедливости ради – по каким-то вопросам уже квазигос исправился, а по каким-то критика СК звучала “мимо кассы”, потому что правительство воспринимает нацкомпании как инструмент пожарных социальных или каких-то других мер – КТЖ строит ледовые дворцы, Казмунайгаз еще какие-то вещи. Правительство устраивает “субботники”, когда Самрук или Байтерек занимают деньги в пенсионном фонде и делают вещи нужные не для развития экономики, а для каких-то галочек для правительства перед президентом.

Затем министерства тоже посокрушались какие проблемы в госсекторе, что надо исправлять. Затем выступали мы. Шолпан так и не научилась хайповать, говорила строго по делу – предложила как минимум на открытых ресурсах dfo.kz и gosreestr внедрить машиночитаемые отчеты, потому что очень тяжело брать коряво отсканированные версии, которые приходится набивать вручную в аналитических инструментах типа excel.

Я сказал, что мы несправедливо сужаем понятие квазигоссектора (Шолпан сказала, что в бюджетном кодексе квазигос сектор включает абсолютно все АО, ТОО, созданные с участием государства).Кстати, шикарный Назарбаев университет в который государство вкладывает в разные годы почти 25% бюджета на образование – так и не публикует свою отчетность. А СК Фармация была создана в 2008 году, в 2013 году передана на баланс минздрава и мы не смогли найти отчетов компании в период пребывания в Самруке.

Предложил тщательнее мониторить не только Самрук и Байтерек, но и Фонд проблемных кредитов (свалка полезных активов, которые выкупили у банков за госденьги), СПК в регионах (это стало кормушкой акиматов), и даже банки второго уровня, которые активно участвуют в программах Даму. Любой карман куда идут бюджетные деньги – должен быть прозрачным как слеза госменеджера. СПК даже умудряются составлять конкуренцию банкам – выдавая 2% кредиты. Понятное дело, что это для государства убыточный проект. Глянул отчетность квазигос – там Конечно слёзы. Слёзы поменьше, но не менее горькие на отчётности СПК. Убытки и убытки. СПК Каспий – 28 млрд тенге убытков. Что они там делают? Икру раздают бедным?

Qazaq air – стабильно убыточная (выручка 8 млрд, расходы 12 млрд) и так из года в год. Понимаю, что в компании ЖОРы, ЛОРы, но надо жалеть бюджет. Казпочта своими инновациями продырявила бюджет на много лет вперёд. В головном офисе зарплаты больше 1-2-3-5 млн тенге в месяц, а рядовые в регионах – 40-50 тыс тенге.

Поэтому предложил расширить спектр мониторинга счетного комитета, в основном за счёт программного обеспечения. И тут никак без предложения Шолпан. Пожаловался, что квазигос не предоставляет квартальных отчетов вовремя в excel. Как-то предлагал Минсельхозу запустить онлайн облачную отчетность всех субсидируемых структур. Чтобы можно было понимать риски государства в ежемесячном формате.

Конечно, дав счетному комитету больше полномочий, хотелось бы чтобы СК обновлял свои методы мониторинга, так как ряд критики был больше против стратегических решений, принятых на уровне президента и премьера.

В продолжение критики со стороны сенаторов и СК, добавил, что бесполезно требовать от квазигосов достижений, если государство создало им эту экосреду и не даёт чётких указаний куда двигаться. Самрук притворяется сингапурским Темасеком, однако дальше чем взять независимым бывшего сотрудника Темасека – не пошёл. Реформирование Самрук – стало процессом самоцелью, без чётких KPI. (К)Стати, СК отметил, что 80% KPI были подогнаны и пересмотрены под фактические показатели.

В итоге сенаторы начали хлопать блокнотами и возмущаться – мол, если квазигос не хочет соблюдать по хорошему, надо оказывать давление на них. Решил добавить повод для валокордина и валидола. Говорю – а есть ещё глубины нарушений, которые мы ещё не затрагивали.

Предложил сенаторам такой ход:

У Минфина, в закромах фонда проблемных кредитов находятся немало активов – земельные участки в Алматы, были сельхоз земли, бизнес центры действующие, здания недостроенные. По крайне мере были такие активы, когда ФПК спасал банки и выкупал залоги по раздутым ценам.

В присутствии Минфина, как раз был куратор фпк, Карашукеев, бывший глава Казагро (который обвалился в руки Байтерека) предложил сенаторам затребовать входящий баланс ФПК, то есть какие активы и по какой цене фонд приобретал и по какой цене он их продавал потом. Сколько это денег принесло государство или какую дырку это проделало в бюджете.

Вторая инициатива – так как сенат отвечает за региональное развитие, пусть каждый сенатор заказал бы аудит своего регионального СПК (соцпредпринимательской корпорации). Один умный и влиятельный человек мне недавно сказал, что СПК – это институт развития в регионе. Однако меня пугают масштабы финансовых злоупотреблений в СПК в регионах. Понятное дело, что спк что-то развивают, но имеет ли это отношение к государству.

По мелочи рассказал сенаторам про 160 летний срок окупаемости LRT (не считая 10-20-30 млн долларов в год на поддержание в рабочем состоянии), ЖК под названием туристский кластер в Астане, то, что каналы Туркестана будут сосать госденьги, если число туристов будет небольшим и содержание аэропорта в Туркестане тоже будет гирей на бюджете.

Это не считая двух спорткомплексов в столице, которые не смогли себе заработать на ремонт и на них искали инвесторов. Иногда мне кажется, что у нас слово инвестор путают с другими словами. Или грабитель или дурачок.

Я люблю канцелярит (официальный язык) и отчёты на нем. Однако вот эти все «реформировать, углубить, оценить показатели, внедрить и рассмотреть в течение 10 лет» – меня не устраивает. Нельзя, конечно, опускать уровень обсуждения до примитивных словечек, однако обсуждая госфинансы – надо держать в голове простой принцип: «все, куда вкладывает деньги государство – должно давать отдачу».

Ликвидация смога над Алматы – должна повысить отдачу от работы горожан и улучшить здоровье (а не дать заработать на тендерах), установка фонарей в Шымкенте должна снизить преступность в округе (а не сказочно обогатить поставщиков китайских фонарей), госгранты на образование должны создавать лучших специалистов, а не обогащать владельцев вузов и плодить продавцов с высшим инженерным образованием. Не говоря уже о строительстве газохимических комплексов, аэропортов, дорог и прочих объектов. Когда в голове у людей, которые управляют нашими деньгами будет такой принцип – я пойму любой язык отчёта.

Полезно? Пожалуйста, поделитесь:
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в vk
VK
Поделиться в telegram
Telegram

Приглашаем Вас оставить комментарии к данной теме публикации.
Это прекрасная возможность для дискуссий и общения.