http—prod-upp-image-read.ft.com-bec2cd84-6fdf-11ea-89df-41bea055720b

Перестройка капитализма: почему мы должны вырваться из воображаемых миров

Еще в июне 2000 года группа студентов-экономистов из Сорбонны прошла маршем по улицам Парижа под лозунгом “Мы хотим вырваться из воображаемых миров”. Их классы, объясняли они, были зациклены на математических моделях и отвергали критические проблемы реального мира — такие как неравенство или стоимость загрязнения окружающей среды — как “внешние факторы”, которые не имели отношения к национальному или корпоративному балансу.

Двадцать лет спустя реальный мир, похоже, берет реванш. Ускоряющийся кризис изменения климата и ярость по поводу неравенства не просто отражаются на балансе — они начинают угрожать легитимности акционерного капитализма.

Многие понимают, что эта форма капитализма больше не является устойчивой. Определяющим вопросом нашей эпохи является то, что будет дальше

Клаус Шваб, основатель Всемирного экономического форума

Для активистов восстания против вымирания ответ очевиден: разорвать его. Настало время для посткапиталистической экономики. Отправляйтесь в Силиконовую долину, и там появится еще один ответ. Нужна еда, чтобы накормить 9 млрд мирового населения в ближайшие годы? Нужна технология, которая высасывает из атмосферы лишние гигатонны углерода? Капитализм, утверждают они, — это единственный механизм, который может высвободить изобретательность, необходимую нам для быстрого и масштабного реагирования. Ответ заключается не в том, чтобы избавиться от капитализма, а в том, чтобы сделать его турбоускорителем с помощью инструментов четвертой промышленной революции, которые оцифровывают, дематериализуют и обезуглероживают.

Итак, является ли акционерный капитализм проблемой или решением? Нужно ли бизнесу бросать его или удваивать усилия?

Парижский протест никогда не был вирусным, и менее 1000 человек подписались на онлайн-петицию. Но критика студентами Сорбонны учебников по экономике может иметь решающее значение для будущего капитализма. Важно лишь то, что будет оценено по достоинству.

Технология — это не ответ на все вопросы, а просто усилитель намерений. Критический вопрос заключается в том, собирается ли организационный принцип четвертой промышленной революции перейти от краткосрочной максимизации прибыли к экономической модели, которая действует, как выразился немецкий экономист Э. Ф. Шумахер, “как будто люди и планета имеют значение”? Без этого сдвига в намерениях капитализм подобен машине с неправильным назначением в спутниковом навигаторе, запрограммированной на то, чтобы сбросить нас с обрыва — чем мощнее технология, тем выше скорость удара.

Есть ли реальная надежда на то, что эти ценности будут отражены на рынке? Если правительства не смогут оценить внешние эффекты в своих бюджетах, перспективы могут показаться мрачными. Но появляются слабые сигналы об инновациях — социальных, а не технологических, — которые могут перестроить рынок.

В январе исполнительный директор BlackRock Ларри Финк побудил сообщество импакт-инвесторов взять на себя обязательство вывести свои активы на сумму $7 трлн из угля. В настоящее время около 36 процентов мировых страховщиков отказывают в страховании угольному сектору. Что же изменилось? Столкнувшись с неспособностью как рыночных механизмов, так и государственного регулирования решать стоящие перед нами проблемы, новая группа экономических агентов начинает выявлять и оказывать давление на чувствительные точки, которые мобилизуют корпорации к вмешательству и выравниванию своей деятельности.

И это сеть, которая начала расширяться в диапазоне и рычагах воздействия, от Банка Англии, обязывающего раскрывать климатические риски в финансовом секторе, до активистов-сотрудников, устраивающих массовые увольнения сотрудников в Google и Amazon; от “токсичных компаний”, занесенных в черный список университетских кампусов, до розничных потребителей, использующих приложения для оценки эффективности продукта на полке.

То, что появляется, — это набор замещающих регуляторов, которые начинают перестраивать риск и вознаграждение, факторизуя экологические и социальные издержки обратно в балансы компаний. Это только начало, но есть проблеск надежды на модель капитализма, где следующий вымирающий вид становится внешним фактором, где капитал начинает масштабно перетекать в оценочную возможность устойчивых инвестиций в размере 26 миллионов долларов, и где это не воображаемый и не реальный мир, от которого любой из нас должен бежать.

Полезно? Пожалуйста, поделитесь:
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в vk
VK
Поделиться в telegram
Telegram

Приглашаем Вас оставить комментарии к данной теме публикации.
Это прекрасная возможность для дискуссий и общения.