2017-Expo-Astana

Зеленый переходный период в Казахстане, богатом нефтью

В 2013 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев начал реализацию стратегии, направленной на то, чтобы помочь стране стать более экологически чистой и избавиться от нефтяной зависимости.

Нурсултан Назарбаев был единственным и единственным президентом Казахстана с тех пор, как страна получила независимость от Советского Союза в 1991 году. Описанный лидером как «демократия, которая продолжала избирать одного и того же лидера», страна руководствуется принципом «сначала экономика, а затем политика“.

Расположенный между Китаем и Россией, Казахстан является крупнейшей страной мира, не имеющей выхода к морю. Под малонаселенным степным ландшафтом, где волков больше, чем людей, заложен обильный запас минеральных ресурсов, который стал движущей силой впечатляющего экономического роста в начале 2000-х годов. Страна обладает 11-ю по величине запасами нефти в мире, на которую приходится три процента мировых поставок. Энергия, 80 процентов которой добывается из угля, составляет чуть менее половины ВВП.

Крах цен на нефть в 2014 году и кризис в Венесуэле убедили Назарбаева, как и другие страны, базирующиеся на нефти, в ценности диверсифицированной экономики

Тем не менее, в 2013 году Казахстан запустил Концепцию перехода к зеленой экономике до 2050 года, наметив свой дальнейший путь развития. Документ устанавливает ряд амбициозных целей для страны, включая получение 50 процентов ее энергии из возобновляемых источников к 2050 году. Промежуточная цель в 30 процентов к 2030 году на три процентных пункта выше, чем цель ЕС.

Профессор Елена Калюжнова, директор Центра евроазиатских исследований в Школе бизнеса им. Хенли, объяснила, почему президент Казахстана разработал такой здоровенный план экологических и экономических реформ: «На сегодняшний день экономический рост стимулирует рост спроса на энергетические услуги, создание дополнительной генерирующей мощности, все более необходимой для обеспечения устойчивого роста. В этом контексте возобновляемые источники энергии становятся все более привлекательным вариантом, чтобы помочь преодолеть разрыв между спросом и предложением. Индустрия возобновляемых источников энергии может способствовать диверсификации экономики и созданию рабочих мест в стране».

Наряду с сокращением углеродного следа в стране, Назарбаев стремится достичь ежегодного темпа роста в три процента и создать 500 000 новых рабочих мест.

Смена такта

Крах цен на нефть в 2014 году и кризис в Венесуэле убедили Назарбаева, как и другие страны, базирующиеся на нефти, в ценности диверсифицированной экономики. Парижское соглашение, преследуемое замедлением роста в 2015 и 2016 годах и резким обесцениванием тенге, добавило импульс к изменению такта.

Казахстан уже является крупнейшим получателем иностранных инвестиций во всех постсоветских странах, и Назарбаев решил, что переход к зеленой экономике будет зависеть от увеличения зарубежного финансирования. В центре его плана столица Нур-Султан. Сейчас это витрина современного Казахстана, раньше это была небольшая деревня Акмола. С тех пор, как 21 год назад эту столицу назвали новой столицей страны, на травянистых полях возникли золотые и стеклянные здания, которые правозащитник Джери Лабер назвал «сталинской свалкой».

Для разрушения любых остатков советского наследия страны либерализация экономики и приватизация государственных компаний остаются приоритетом. В рамках этого процесса десоветизации казахстанский язык, который в настоящее время использует модифицированные символы кириллицы, будет преобразован в латинский алфавит в 2025 году. Английский язык теперь также наравне с русским языком, как наиболее преподаваемым иностранным языком. Поскольку Россия является крупнейшим импортером казахстанского угля, переход на возобновляемые источники энергии поможет создать самодостаточный Казахстан и еще больше уменьшить влияние России.

Зеленый потенциал

В 2017 году Казахстан был выбран местом проведения международной выставки Expo 2017, темой которой стала «Энергия будущего». В этом мероприятии, которое длилось четыре месяца, приняли участие 115 стран, 22 международные организации и посетили более 3,86 миллиона человек. Страна потратила 5 миллиардов долларов на строительство целого города, в котором размещалась выставка, в том числе сферический восьмиэтажный музей Нур Алем.

С самого начала Казахстан использовал свою возможность на мировой арене, чтобы продемонстрировать свое видение экономических преобразований, сосредоточенных на устойчивом развитии, иностранных инвестициях и возобновляемых источниках энергии. В настоящее время только один процент энергии Казахстана получают из возобновляемых источников, но его экстремальный климат, где температура может колебаться от -50 градусов по Цельсию до +40 градусов по Цельсию, предоставляет значительные возможности.

В настоящее время гидроэнергетика является наиболее быстро развивающейся областью возобновляемой энергетики. Фактически, 95 процентов возобновляемой энергии в стране получают из небольших гидроэнергетических проектов, в основном расположенных в южном регионе страны. Тем не менее, до сих пор только 13% гидроэнергетического потенциала Казахстана было использовано.

Значительный объем сельскохозяйственной продукции в Казахстане — юг страны является одним из крупнейших производителей яблок и грецких орехов в мире — обладает потенциалом для значительного производства биоэнергии. В настоящее время этот район эксплуатируется слабо, и посевы регулярно оставляют гнить.

Выступая перед Bioenergy International, президент Всемирной ассоциации биоэнергетики Ремигиюс Лапинскас объяснил, что в казахстанском биоэнергетическом секторе достигнут прогресс: «В Казахстане использование сельскохозяйственных отходов для производства тепла и электроэнергии выглядит многообещающим. Будущее развитие биомассы обнадеживает, и мы призываем наших членов и другие технологические компании изучить возможность передачи технологий и знаний в регион».

Из-за своего географического положения в поясе ветра северного полушария примерно половина территории Казахстана испытывает средние скорости ветра, подходящие для выработки энергии. Казахстан обладает огромным потенциалом для развития ветроэнергетики и может получить в 10 раз больше энергии, чем нужно только за счет энергии ветра.

Страна также может получать энергию исключительно от солнечной энергии. Казахстан получает в среднем 200 солнечных дней в году; на юге страны эта цифра может достигать 300. К 2020 году планируется завершить 28 проектов в области солнечной энергетики.

Ричард Помфрет, профессор экономики в университете Аделаиды, сказал: «Позиция Казахстана в области возобновляемых источников энергии интересна, поскольку она является крупным экспортером нефти и угля, который также преследует амбициозные цели в области возобновляемых источников энергии. В долгосрочной перспективе это осуществимая стратегия, учитывая потенциал солнечной и ветровой энергии».

В мае 2018 года Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) сотрудничал с Фондом чистых технологий и Азиатским банком развития для поддержки солнечной электростанции мощностью 50 МВт на Байконуре. Завод сократит ежегодные выбросы CO2 в стране на 75 000 тонн. Антон Усов, главный представитель ЕБРР по Восточной Европе, Кавказу и Центральной Азии, сказал «Новой экономике»: «В нашем рукаве ещё много подобных проектов. Страна является бесспорным лидером в области возобновляемых источников энергии в Центральной Азии».

Причины для осторожности

Для того, чтобы мечта Назарбаева стала реальностью, по-прежнему существуют значительные препятствия для навигации. «Хотя правительство принимает новые правовые рамки для стимулирования перехода к возобновляемым источникам энергии, все еще существуют значительные барьеры», – сказала Калюжнова. «Основными препятствиями являются низкие тарифы на электроэнергию, потери при передаче и неэффективные технологии, а также слабая нормативно-правовая база и рискованная деловая среда».

Нарушения прав человека и коррупция давно запятнали регион. Согласно Всемирному отчету Хьюман Райтс Вотч 2016: Казахстан, «Казахстан жестко ограничивает свободу собраний, слова и религии». Согласно последнему индексу восприятия коррупции, составленному Transparency International, Казахстан занимает 127-е место из 180 стран, и согласно отчету GAN Business Anti-Corrup за 2016 год, компании считают коррупцию препятствием номер один в ведении бизнеса в Казахстане.

В результате неравенство резко увеличилось, что подчеркивает растущие социальные проблемы страны. Рост преступности, растущие лишения среди городской бедноты и отсутствие общественного доверия к полиции — это лишь некоторые из проблем, мешающих развитию Казахстана. В то время как в стране уровень грамотности составляет почти 100 процентов, сельские школы страдают от нехватки ресурсов и чрезмерной загруженности.

Амбициозная и ультрасовременная архитектура горизонта Астаны создает впечатление, будто он из другого мира; реальность для тысяч граждан Казахстана именно такая. За пределами столицы инфраструктура для сообществ остается несуществующей, водопровод – несбыточная мечта, дороги – просто следы на песке.

Хотя уровень бедности в Казахстане составляет всего 2,6 процента, сельские общины продолжают бороться. Годовой доход Казахстана на душу населения в 2017 году составил всего 3 001 долл. США, что соответствует примерно 8,20 долл. США в день. Правительство обязалось поощрять развитие во всех областях страны, однако  сельские жители утверждают, что чиновники даже не удосужились посетить определенные районы. Неудивительно, что некоторые казахстанцы считают, что приоритеты правительства неуместны.

Поскольку Казахстан развивается, ещё неизвестно, будут ли зеленые технологии способствовать справедливому и разнообразному экономическому развитию по всей стране или просто обогатят самодостаточную элиту Нур-Султана своими золотыми башнями.

Полезно? Пожалуйста, поделитесь:
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в vk
VK
Поделиться в telegram
Telegram

Приглашаем Вас оставить комментарии к данной теме публикации.
Это прекрасная возможность для дискуссий и общения.